СЕВЕРО-ОСЕТИНСКАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
АССОЦИАЦИЯ ЖЕРТВ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ АКТОВ
Российская Федерация,
Республика Северная Осетия-Алания, 363000, г. Беслан,
ул. З.Джибилова, д. 13.
E-mail: materi.beslana@mail.ru
Телефон/Факс: +7(86737)3-44-12
Книга памяти
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

4. Анализ показаний заложников, свидетелей и официальных лиц, ответственных за проведение контртеррористической операции, по вопросу применения танков 3.09.2004 г.

 

  

Сравнительный анализ показаний официальных лиц, ответственных за проведение контртеррористической операции по освобождению заложников (к ним относятся все официальные лица, перечисленные в разделе 3.1), гражданских лиц из числа заложников и свидетелей, а также сотрудников Правобережного РОВД, стоявших в оцеплении, в том числе находившихся в непосредственной близости от танков Т-72 3.09.2004 года, показывает:

1. Имеет место существенная разница  в показаниях относительно времени суток 3.09.2004 г., когда танки производили выстрелы в здания и корпуса СОШ № 1 г.Беслана, при этом официальные  власти, в разной степени ответственные за проведение и результаты контртеррористической операции,  единодушно утверждают, что в ходе силовых антитеррористических действий использовался только один танк Т-72 (бортовой номер № 325), который поздним вечером после 21.00 с близкого расстояния практически вплотную к корпусу столовой произвел 7 выстрелов по окнам и стенам 1-го этажа столовой, а также по боковой стене и боковым проемам окон, расположенных на южной стене южного флигеля.

Материальными свидетельствами таких выстрелов из танка Т-72 (бортовой номер № 325) являются:

- разрушенная лестничная клетка лестницы, которая ведет из фойе столовой на 1-ом этаже в фойе Актового зала школы № 1 на второй этаж [рис. – фото 4.8 и 4.9];

- разрушенная боковая южная стена, отделяющая наружную часть лестничного пролета от южного фасада флигеля; видна обрушенная железобетонная стена лестничной клетки, пробитые осколками, или пулями из крупнокалиберного пулемета танка стальные силовые конструкции типа швеллера;

- виден полностью разрушенный двухоконный кабинет № 29 (кабинет английского языка), - первый учебный класс сразу за лестничной клеткой; разрушена стена вместе с первым окном от лестничной клетки (рис. 4.9);

- полностью разрушена стена, отделявшая кабинет № 29 от класса трудового воспитания (каб.30) (рис.4.10);

- разрушен полностью четырехоконный класс трудового воспитания каб.30 (рис.4.10 и 4.11);

- пробита дыра в стене, отделяющей класс трудового воспитания от следующего кабинета 32 (кабинета немецкого языка) (рис.4.13 и 4.14).

В соответствии с официальными свидетельствами описанные разрушения явились следствием 4-ех осколочно-фугасных выстрелов из танка Т-72 (№ 325), произведенных в период времени с 21 до 21.30 с целью, уничтожения оставшихся в живых террористов.

На рис.4.15 и 4.16 видны разрушения внешней стены фасада столовой со стороны ул.Коминтерна и железнодорожных путей. По свидетельству сержанта Годовалова, командира танка № 325, его танк трижды выстрелил осколочными снарядами  в проемы окон второго этажа для подавления огневых точек террористов. (Заключение пожарнотехнической судебной экспертизы от 22.12.2005г., стр. 129).

 

2. В то же самое время свыше 50 человек из числа заложников и свидетелей показали в ходе судебного заседания, что слышали или лично видели танковые выстрелы из всех трех танков, использовавшихся для обеспечения контртеррористической операции именно в дневное время. Часть этих показаний приведена в разделах 3.1 и 3.2.

Эти показания можно разделить на три условных группы:

первая группа – видели или слышали, как танки стреляли днем практически сразу после того, как в спортивном зале прогремели первые взрывы: обобщенно – с момента первых взрывов до начала третьего дня 3.09.04г.

вторая группа – видели или слышали, как танки стреляли в период времени с 15 часов до   16 часов, но все же ближе к 16 часам.

третья  группа – не видели, но, находясь в столовой, слышали и ощущали мощные взрывы, от которых дрожали стены столовой  и потолок, готовый рухнуть на них.

В первой группе следует выделить показания А.Ц.Хамицевой и Т.Т.Гасиева, которые видели, как танки, которые находились возле  дома З.Кадиева (ул. Коминтерна, 101 – Прим.), т.е. в десятке метров от корпуса (от фасада) столовой, стреляли  по школе "сразу же после первого и второго взрыва".

Важные показания дал Таймураз Гасиев относительно месторасположения одного из танков, который находился «в низине вдоль железной дороги и вел стрельбу по корпусу столовой в первый час после взрывов».

Существует необычное материальное подтверждение того, что этот танк стрелял по фасаду школы.

Во время осмотра помещения актового зала на втором этаже флигеля, где на первом этаже располагается столовая, было обращено внимание на отрезок стальной цилиндрической стойки ворот диаметром около 15 сантиметров, который располагался на полу  актового зала на расстоянии 7¸8 метров от центрального окна (рис.–фото 4.18):

Выделенный фрагмент стойки ворот с приваренным к ней упором демонстрируется на рис.–фото 4.19. Характерной особенностью этого отрезка стойки ворот, который по оценкам весит более 30  кг., являлся разорванный в форме "розочки" нижний конец отрезка. При дальнейшем исследовании ситуации обнаружилось, что данный отрезок трубы являлся частью левой стойки ворот в металлическом заборе, который создавал охранную зону вдоль фасада школы.

Рис.4.20 демонстрирует вид из центрального окна актового зала на оставшуюся стойку (видна на фоне электростолба).

Более половины стойки, ранее примыкавшей к забору (справа на фото от сохранившейся стойки), - отсутствует: отсутствует именно та часть стойки, которая обнаружилась посередине актового зала на втором этаже.

Рис.–фото 4.21, 4.22. демонстрируют оставшуюся вблизи металлического забора часть стойки ворот.

Совершенно точно и однозначно понимается, что массивную стальную стойку такой толщины могло разорвать и забросить на расстояние более 
20 метров на второй этаж школы в  окно Актового зала только попадание танкового снаряда в стойку, несмотря на малую вероятность подобного события.

Проведя воображаемую плоскость  через оторванную стойку, лежащую на полу в Актовом зале и через оставшуюся часть стойки у забора, можно убедиться в том, что такая плоскость проходит через низину (овраг), в которой проходит железная дорога (рис.–фото 4.20) и уходит в промежуток между Спорт комплексом и зданием ДОСААФ.

Согласно показаниям многочисленных заложников один из танков как раз и располагался вблизи такой воображаемой плоскости между зданиями ДОСААФ и Спорт комплексом.

При выстреле из этого танка в направлении окон первого этажа столовой танковый снаряд мог попасть в левую стойку ворот, разорвать ее и забросить оторвавшуюся часть стойки вдоль плоскости своей траектории на второй этаж школы в окно Актового зала.

В этом случае следует допустить, что танк стрелял прямой наводкой по стене столовой на высоте окон первого этажа.

Не менее вероятным является выстрел из танка, который, по словам Т.Гасиева, находился в овраге, в низине, где проходит железная дорога. Несомненно, нахождение танка в такой глубокой низине, насколько  можно судить по рис.-фото 4.23, предохраняло танк от прямого попадания из противотанковых гранатометов, которые находились в распоряжении террористов.

Нетрудно увидеть при  рассмотрении рисунков 4.20 и 4.23, что при стрельбе из низины ствол орудия танка должен был находиться в низине в том месте, которое отмечено знаком "звездочка". С учетом откоса оврага, ствол танка должен был быть направленным на фронтон школы на уровне второго этажа или крыши. Отмеченный выше факт разрушения металлического столба должен считаться бесспорным фактом, доказывающем выстрел из танка по зданию школы в дневное время,  а именно в то время, на которое указывает Т.Гасиев: в первый час после взрывов.

Разрушенная кирпичная кладка, закрывающая среднее центральное окно Актового зала также являются свидетельством стрельбы из танкового орудия отнюдь не в вечернее время, о чем говорил командир танка сержант Годовалов. В распространенной в Парламентской Комиссии информации говорилось о том, что при стрельбе из танка по окнам классов и по окнам столовой дуло орудийной пушки  имело наклон в пределах от 0° до –2° ¸ –4°, т.е. дуло было установлено горизонтально или смотрело немного вниз.

Материальным свидетельством нахождения одного из танков в железнодорожной низине, вероятней всего танка №325, имеющего мощную бортовую защиту от попаданий противотанковой гранаты в отличие от танка №328, – является след, оставленный траками танка на бетонной шпале, находящейся в низине между рельсами и столбом, видимым в правой части рис.4.23.

Эта шпала со следами выбоин от траков тяжелого танка показана на рис.4.24. в период с 1430 до 15 часов  два танка с бортовыми номерами №325 и №328 через переезд железной дороги вышли на улицу Первомайская, которая параллельна четной улице Коминтерна. Напротив дома Тигиевых (ул.Первомайская, д.107) оба танка повернули направо и через ворота недостроенного дома и его огороды вышли на позиции (рис. 4.25):

- танк № 328 занял позицию между зданием №Спорткомплекса" (ул. Коминтерна, 124) и зданием "ДОСААФ" (ул. Коминтерна, 126) вблизи а/м КамАЗ  с кабиной зеленого цвета (рис. 4.50);

- танк № 325 занял позицию между зданием ДОСААФ и частным домовладением Т.Кокова (ул. Коминтерна, 128).

По словам очевидцев (В.Аликова, Т.Гасиева, А.Хабаевой, Э.Тедтова, О.Даурова, В.Плиева, А.Маликиева и др.) танки периодически вели стрельбу в направлении фасада школы, при этом Э.Тедтов считает, что танки стреляли не осколочно-фугасными снарядами, а учебными "болванками".

Эти показания  подтверждаются главными очевидцами:

- сотрудниками Правобережного РОВД, которые стояли во втором кольце оцепления непосредственно за зданиями "спорткомплекса" и "ДОСААФ";

- сотрудниками Правобережного РОВД, которые находились в оцеплении с другой стороны школы № 1: со стороны  ул.Батагова, пер. Лермонтовского  и Школьного переулка.

По их единодушному мнению оба танка начали ввести стрельбу по зданию школы в период с 15 часов дня (Дряев, М.Айдаров, Х.Едзиев и др.) по 
16 часов дня (Р.Биджелов, С.Фриев, А.Хаев, А.Хадиков, А.Караев и др.).

О стрельбе из танков прямой наводкой по фасаду столовой говорит свидетель заложник В.Кастуева, которая сидела на стуле на столе возле шестого окна с края столовой: прямо перед ней за железной дорогой стояли оба танка, о которых идет речь.

В.Кастуева  описывает один выстрел из танка, который она сама видела: по ее мнению, снаряд  попал в простенок между вторым и третьим окнами столовой, если считать окна от угла столовой. Простенок был разрушен.

У некоторых заложников,  которые находились в столовой, сложилось представление, что после одного из выстрелов из танка была выбита внутрь столовой решетка;  это обстоятельство дало возможность части заложников покинуть столовую через первое и шестое окна.

В отличие от официальной версии о том, что две решетки на окнах столовой были сорваны БТР, никто из заложников, находившихся в столовой не упоминает об этом факте. В.Кастуева показала в ходе судебного заседания, что решетку с шестого окна, которая держалась на вбитых в стену гвоздях сорвала она вместе с одной из женщин, стоявших вместе с ней на подоконнике  окна.

Неприятным фактом упоминаемым многими свидетелями и заложниками является факт выстрелов по фасаду столовой, когда в ее окнах на подоконниках стояли заложники – женщины и дети, которые размахивали различного рода кусками материи в знак информации о нахождении в помещении столовой заложников.

К числу материальных свидетельств последствий выстрелов по наружному фасаду столовой относятся (рис.4.15,. 4.16, 4.26, 4.27).

Во-первых, разрушенный простенок между вторым и третьим окном первого этажа.

Во-вторых, следы отколов на железобетонном основании Актового зала (рис.4.26).

В-третьих,  следы пробоин в металлическом скате крыши над Актовым залом прямо над окнами Актового зала.

В-четвертых, разрушенные внутренние помещения кухни и моечной столовой, сдвиги стен, пролома, следы осколков на стенах и пр.

Сегодня трудно определить, в какое время 3.09.04 г. образовались разрушения, упомянутые в пунктах первом и четвертом: в ходе штурма школы

и, конкретно, столовой в дневное время или в вечернее время после 21 в соответствии с действиями танка № 325.

При этом непонятным и вызывающим вопросы фактом является следующая ситуация: 

- примерно в 1600 две из шести решеток (в окнах столовой) действительно были сброшены внутрь столовой;

- в столовую вошел спецназ: сначала 3 человека, причем был убит лейтенант Туркин;

- началась и закончилась эвакуация заложников, оставшихся в живых, из помещения столовой (рис.4.28 ¸ 4.39): эвакуация проводилась по ул. Коминтерна до ул. Лермонтовской, где заложников поджидал санитарный автотранспорт;

- в 17 часов 25 минут в фойе столовой, в помещении самой столовой и снаружи со стороны переулка, отделяющего корпус столовой от частного владения, прошла минута молчания в память о погибших боевых товарищах (рис. 4.40, 4.41);

- с 17 часов 30 минут началась эвакуация раненых и тел погибших сотрудников "Альфы" и "Вымпела" (рис. 4.5, 4.6);

- флигель столовой и Актового зала были под полным контролем федеральных сил;

- в промежуток времени с 18 часов 05 минут до 19 часов 34 минут по крыше Актового зала,  по крыше южного флигеля было нанесено не менее 8¸10 ударов РПО и РПГ для подавления террористов, которые могли находиться на чердаках указанных помещений;

- в 18 часов 51 минуту 9 человек из отряда "Вымпел" находились на чердаке, расположенном над Актовым залом;

- все помещения первого и второго этажей южного флигеля, по крайней  мере, классы его Южной стороны, полностью контролировались спецподразделениями:

- на рис.4.42 видна даже лестница, приставленная к окнам второго этажа;

- танк № 328 в 18 часов 41 минуту покинул свой боевой пост,

- в 20 часов 30 минут все БТР-80, находившиеся возле школы для боевого охранения, - покинули места своей дислокации и переместились к оперативному штабу, т.е. военная операция закончилась,

- другие очевидные факты, свидетельствующие об установлении полного контроля над всеми помещениями школы, включая Южный флигель школы: флигель, где располагались классы трудового воспитания и мастерские.

И вдруг к 2030  ¸ 2130 все классы на первом этаже южного флигеля оказались вновь захваченными непонятно откуда появившимися террористами?

Для подавления их мощного сопротивления пришлось вызывать танки, разрушать осколочно-фугасными снарядами столовую, классы, лестничный проем, а затем взрывать помещение мастерских в северной части южного флигеля, разрушая заодно и второй этаж над мастерскими.

Причиной разрушения простенка между вторым и третьим окном столовой в ходе судебного заседания над террористом Н. Кулаевым называют необходимость уничтожения боевиков, которые прячась за этим простенком, вели огонь наружу в сторону железной дороги по федеральным силам: вели огонь в полной темноте наружу, в то время как внутри школы находились все федеральные силы.

Для подавления сопротивления террористов в классе мастерских на первом этаже южного флигеля пришлось снова вызывать  гранатометчиков спецназа, которые подобно М.Козлову, нанесли удар из реактивных пехотных огнеметов "Шмель" по классу мастерских с направления спортивного зала.

Но и этого оказалось недостаточно: для окончательного разрушения потолка над мастерскими был применен "накладной заряд" ВВ, который окончательно завалил класс мастерских!

Характер разрушений этой стороны южного флигеля, где расположены мастерские, демонстрируется на рис. 4.43, 4.44, при этом обрушения пола мастерских, т.е. свода над потолком подвала южного флигеля, - не произошло: подвал остался нетронутым и целым.